ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова

^ ГОБЕЛЕНЫ: Кандалы

от Пробуждения Эльфов год 4283 й, март


…Тянется, бежит из под пальцев нить, вплетаются в ткань гобелена предвидения и предчувствия, память и прозрение… Сплетаются нити — пурпур, огнь и кровь, тьма и прохладная сталь; и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова рыдает ветер, перебирая режущие листья осоки…

— Учитель.

Изначальный обернулся, по его лицу скользнула тень удивления — уж очень удивительно звучал глас Ученика.

— Учитель… позволь…

Глаза фаэрни горели темным лихорадочным огнем. Мелькор поднялся ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, успокаивающим жестом положил руку на плечо Ученика; тот вздрогнул.

— Да что с тобой? Гласи.

— Не могу больше созидать… это… — Ортхэннэр поднял руку, но отдернул практически одномоментно, не осмеливаясь коснуться матово посверкивающего ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова темного, с неуловимым отливом в синеву, глухого браслета на запястье Изначального. — Я попробую… снять… А раны, — он вскинул на Учителя умоляющие глаза, — раны я залечу позже, я умею, ты же знаешь…

— Это нереально ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, — глухо ответил Изначальный.

— Нет, нет! Я задумывался… находил… Это только железо! Смотри, — фаэрни показал неширокую полоску металла, щерящуюся наточенными маленькими зубцами, — ничто не устоит, даже камень — я пробовал… Позволь!

— Это нереально, — повторил Мелькор ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

— Почему?

Изначальный не сумел ответить. Как уверить, если просто знаешь и не можешь разъяснить?

— Позволь…

— Хорошо.

…В отличие от наружной, гладкой, внутренняя сторона стального браслета была неровной и зернистой. Когда, прямо за ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова движением узенькой режущей полосы, наручник двинулся к запястью, весь мир заволокла багряная пелена боли, и Мелькор закусил губу, с трудом подавив стон. Не скоро — показалось, прошли века боли — он услышал ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, как через туман, срывающийся отчаянный шепот Гортхауэра:

— Не выходит… не выходит…

С трудом разлепил веки. Гортхауэр стоял на коленях — бледноватый, потрясенный. Его руки и рукава одежки, так же как и руки Мелькора ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, были перемазаны кровью; никчемная полоса светлого металла, что тверже камня, валялась на полу. На гладкой поверхности наручника не осталось даже царапинки: Воротэмнар — «Те, что сковывают навеки».

…кандалы ненависти не разбить…

Наверняка, он ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова произнес это вслух, так как Гортхауэр вдруг уткнулся ему в колена и застыл так, вздрагивая всем телом…


Записывает Эханно эр'Лхор, летописец Севера:

"В году 19 м от начала Твердыни на западе за горами ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова встало зарево, вроде бы от величавого пожара; и небо окрасилось в цвет крови. Тогда иртха, жившие в Гортар Орэ недалеко от тех мест и не ждавшие ничего, не считая зла, из ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова за моря, решили, что возвратились единожды принесшие уже неудачу в эти края; а поэтому, даже и без приказа Гортхауэра Айан'таэро либо Властителя Севера, направился навстречу вторженцам большой отряд иртха, числом ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова более тыщи.

Было же это, когда Нолдор дома Феанаро пришли на белоснежных кораблях из Земли Бессмертных; и, как Феанаро ни вожделел, чтоб Нолофинве Инголдо, брат его, также сумел переправиться через море, отдал приказ он ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова спалить корабли.

Хотя и не были Нолдор готовы к нападению иртха, но доблесть их и воинское умение были значительны, а поэтому оттеснили они иртха и преследовали их, убив многих, даже и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова до Равнины Ветров — Антала Суули, что эльфы именуют Ард гален, и до самых ворот Твердыни. Тогда растворились Врата, и вышли на битву Ллах'айни, Пламенные духи, суровые в бою; и предводитель ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Нолдор, Куруфинве Феанаро, сражался с Нээрэ, первым из Пламенных духов, и был повержен им, и принял бы погибель, если б не подоспело на помощь вождю Нолдор войско, ведомое сынами его…"


…У восточных отрогов Эред Вэтрин ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Феанаро отдал приказ тормознуть тем, кто нес его; и, обратившись лицом к черным горам, три раза проклял он Неприятеля и, обратившись к своим сыновьям, повелел им повторить ту клятву, что привела их ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова в Покинутые Земли, хотя и осознавал в предсмертном прозрении, что клятва эта напрасна. А после он отдал приказ покинуть его всем, не считая Майдроса.

Никто не слышал, о чем гласил Феанаро ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова собственному старшему отпрыску; но когда Майдрос возвратился к братьям, обычно смуглое лицо его было восковым, изжелта бледным.

— Куруфинве Феанаро Нолдоран, повелитель Нолдор, покинул нас, — осипло проговорил он. — Все вы слышали его волю ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова; нам должно исполнить клятву и отметить за погибель сударя и отца нашего: только тогда душа его обретет Исцеление в земле Аман. Я, Нелъофинве Маитимо Аран Этъанголдион, повелитель Изгнанников, произнес.


«…И ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова говорят, что нет ни могилы, ни гробницы у Феанаро; ибо настолько гневным было пламя духа его, что и самое тело его направило оно в пепел, и останки его развеял ветер, подобно тому ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, как развеивается легкий дым над костром…»


Сыны Феанаро чуть успели возвратиться в Митрим, когда по равнине повдоль озера дробно застучали копыта вороных жеребцов. Всадников было пятеро; спешившись под настороженными взорами Нолдор, они попросили о ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова встрече с владыкой.

Новый повелитель Изгнанников Нолдор был в черном и красном; и волосы его в лучах закатного солнца отливали медью.

— Что вам необходимо тут? Откуда вы пришли и кем посланы ко ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова мне? — отрывисто бросил он.

Светловолосый парень в темных одеждах склонил голову в символ приветствия:

— Нелъофинве Маитимо Аран Этъанголдион, нас послал Мелькор Аран Форондорион, Владыка Севера, — выговор у посланника был незначительно ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова странноватый, но не резал слух: должно быть, тот, кто учил его, отлично знал Высочайшее Наречие. — Он скорбит о погибели Короля Нолдор Куруфинве Феанаро. Он готов дать виру за кровь вашего короля: если же ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова на то не будет твоего согласия, пусть дело решит поединок правителей…

Не отрываясь, Майдрос смотрел в лицо посланника. Странноватое что то было в нем — он был другим, хотя неосуществимым казалось осознать, чем ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова этот парень отличается от Нолдор.

— Мелькор Аран Форондорион гласит: он желает мира с народом Нолдор; и, если мир этот будет заключен, вам будет возвращено то, о чем вы клялись. Слово Короля ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и князей Нолдор он готов принять порукой тому, что вы не преступите пределов северных земель…

Келегорм недобро прищурился и шагнул было вперед, но тормознул под томным взором старшего брата. Сдвинув брови, Майдрос ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Высочайший слушал посланника. Не пошевелился даже тогда, когда посланник заговорил о возвращении Сильмарила. Только когда парень замолк, повелитель поднялся и заговорил медлительно и ровно, взвешивая каждое слово:

— Передай собственному государю: я, Нелъофинве Маитимо Аран Этъанголдион ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, отпрыск Куруфинве Феанаро, потомок Финве Аран Нолдоран, слышал слово Мелькора Аран Форондорион, короля Севера. Передай — я согласен. Я приду.

… — Ты безрассуден, брат! Еще не оплакан наш отец, душа его еще не ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова отыскала дороги в Чертог Ожидания — а ты решил вступить в сговор с Противником?! Либо ты не давал клятвы отмщения?

— Успокойся, Тъелкормо. Я предвижу, что Моргот сам решит повстречаться со мной: силы его невелики ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, ему нужна передышка. Ты сам слышал, чем он готов поступиться ради этого. Иди. Собери отряд. Мы устроим достойную встречу Морготу и его свите.

Келегорм усмехнулся недобро, кратко кивнул и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова вышел из шатра.

— Но ты отдал слово, брат… достойно ли короля Нолдор нарушать его? — тихо проговорил Амрод.

— Ты собираешься блюсти честь с убийцей и лгуном? Неуж-то ты не понимаешь — Противнику нужна отсрочка; дай ему ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова только собраться с силами — и он преступит клятву. Так не лучше ли упредить удар Моргота?

Амрод опустил голову: он больше не спорил.


… — Это небезопасно, Тано. Я не верю Нелъофинве: боюсь, месть для ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова него важнее мира и он готовит ловушку.

— Он отдал слово, таирни… — Изначальный раздумчиво потер висок.

— Когда на одной чаше весов — слово короля, а на другой — выполнение клятвы и месть, что перевесит ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова?

— Я задумывался об этом. Со мной пойдут Ллах'айни.

Поднялся, медлительно прошелся по комнате:

— И все таки мне охото веровать, что эта предосторожность окажется напрасной…


…Он вошел в зал, держась ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова очень прямо — очень прямо; ломким движением погрузился в кресло.

— Я не задумывался… не задумывался, что будет так больно…

— Что, Тано?.. — Гортхауэр уже стоял рядом. — Ты ранен?

— Нет… — тяжело выговорил Изначальный. — Кровь… не моя. Тело… не ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ранено…

Он не стал дожидаться вопросов — просто раскрыл на миг мысли. Этого оказалось достаточно: Гортхауэр увидел все. И отряд Майдроса, и погибель троих из 10 сопровождавших Тано — не мог он, просто не мог ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова успеть всюду после того, как обожгла боль первой чужой раны, после того, как задохнулся от ледяного ожога чужой погибели, принимая в себя боль уходящего, — и гневный бой Нолдор с Ллах'айни, и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова оборотный путь к Твердыне… Он не стал спрашивать больше ничего.

— Пленного доставят скоро. Нелъофинве. Сходу ко мне, — отрывисто бросил Изначальный. И, глубоко вздохнув со необычной задержкой — будто бы вздох этот причинил ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова боль: — Прости, мне на данный момент нужно быть одному. Прости, тъирни…


Все поближе и поближе: бледное небо вспорото клыками темных бесснежных скал, темная арка — провал во тьму, и смыкаются каменные челюсти горных ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова склонов. Чуждое, до ледяного озноба — чуждое, чужое и ужасное, сковывающее волю, ломающее душу: чертог Погибели. Нолдо практически не замечал того, что было вокруг: спроси его кто — он не сумел бы обрисовать ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова замок. Помнил только, что его вели какими то нескончаемыми коридорами, что горели безжизненные огни, что стояли, застыв у окованных железом дверей, охраны в черном с мертвыми бледноватыми лицами… Мрак и холод. Обитель Неприятеля ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

Он сжался, ждя томного лязга — но высочайшие двери растворились совсем бесшумно. Его ввели в зал и поставили перед троном.

Повелитель Нолдор поднял глаза.

Погибель посиживала на черном престоле. Эта погибель ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова заглянула в лицо Финве — и повелитель Нолдор лежал посреди мрака и пламенных всполохов, сжимая в руке рукоять оплавленного клинка, и недвижные глаза его были как стылый лед под пеплом. Эта погибель задела ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ледяным дыханием Феанаро — и с последним вздохом пеплом и прахом рассыпалось тело короля Изгнанников, сгорев в пламени его духа как на погребальном костре. Эта погибель внесла клинок над вояками Нолдор — и они пали мертвыми ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова на чужую прохладную землю, и жухлая седоватая травка была красноватой от их крови.

Погибель посиживала на черном престоле — небытие, принявшее видимый вид; и повелитель Нолдор сообразил, почему никто не держит его, почему ему ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова оставили свободными руки, почему не разоружили. Он и без того не сумел бы поднять клинка, не сумел бы сделать и шага вперед: он чувствовал себя песчинкой на берегу, над которым нависла черная ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова волна Силы — и застыла за миг до того, как обвалиться на беззащитную землю, смести все на собственном пути, поглотить весь мир. Майдросу потребовалось все его мужество для того, чтоб просто ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова устоять на ногах.

— Ты сделал ошибку, нолдо.

Томные слова были как камешки — ни издевки, ни горечи, ни ярости: смертный холод спокойствия. Но тяжелее было вынести взор — пронизывающий, обжигающий, он, казалось Майдросу, выворачивал его ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова навыворот, проникал в самые заветные его мысли. Он знал, что мы замышляем. Знал с самого начала. Тупо. Все никчемно, и отец — отец знал, провидел это… Его не одолеть…

— Ты обрек собственный люд на ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова глупую и жестокую войну. Твои братья отреклись от тебя. Никто из их не придет за тобой, никто не будет пробовать спасти тебя. Они кинули тебя. Но у тебя еще есть возможность ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова все поправить. Я отпущу тебя — если ты выполнишь мои условия.

Майдрос молчал, с отвагой обреченного смотря в лицо Неприятеля — высеченную изо льда маску.

— Клянись не преступать границ моих земель и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова не подымать клинка против моего народа. Клянись Сильмариллами: если ты преступишь это слово, то лишишься камешков навечно. Ваша клятва держит вас крепче кандалов: преследовать хоть какого, будь то Вала, майя, эльф либо смертный, либо ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова другой из живущих, кто завладеет Сильмариллами, покуда камешки не возвратятся к вам. Исполнив клятву, данную мне, вы получите камешки. Клянись — и я верну для тебя свободу.

Майдрос облизнул в один момент ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова пересохшие губки: на ладошки Окаянного светился Сильмарил — приманивал к для себя, притягивал завороженный взор.

— Он твой — в обмен на клятву. Если же твои братья подтвердят ее, вы получите другие камешки. Мне они ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова не необходимы. Выбирай.

— Я не верю для тебя. И не будет мира меж нами — во веки веков! Делай со мной что хочешь — мне все равно; но знай, что сыновья Феанаро отплатят для ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова тебя за все. Ты хочешь клятвы? — я клянусь, и братья мои подтвердят эту клятву: до максимума земель, до границ мира мы станем преследовать тебя — и в тот час, когда в путах ты будешь ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова повержен к стопам Величавых, отец мой будет отмщен! И ты узреешь, как последние из твоих прислужников будут дохнуть, прикованные к горе…

Он не договорил: сумасшедшая черно огненная боль обожгла его ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, скрутила, кинула на каменные плиты, и — оглушительнее обвала, холоднее нескончаемых льдов Хэлкараксэ — равномерно и жутко прозвучало в зале:

— Ты — произнес. Ты — избрал. Неси же свою кару — до того часа, пока преданный не ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова простит предательство. Да будет так.


…Выкручивает суставы боль, утопает мир в ледяном тумане, и стоит перед очами ледяное узенькое лицо Погибели и глаза, бездонные глаза, сухие и жуткие, и звучит, отдаваясь эхом медного колокола, — как ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова проклятие Владыки Судеб — в меркнущем сознании: пока преданный не простит предательство…   и тянутся, тянутся нескончаемые паутинные нити мемуаров, сплетаются — тают в безвременье ледяной и темной вечности; нет мира — есть только ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова он и льдистое бледное небо, пронзенное высочайшими башнями, расчерченное угольными изломами скал…

…как дуновение нежного ветра, несущего медовый запах цветов, как песня жаворонка лирулин в небесной лазури — гул золотых струн и глас, позабытый и ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова знакомый… неуж-то и это — только хлопот, наваждение Моринготто, отголосок мемуаров? Либо разум покидает отпрыска Феанаро?..

Но струны звенят — то поближе, то далее, там, понизу, и глас не умолкает, возвращая надежду ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, суля избавление от боли…

Тогда Майдрос запел, не узнавая охрипшего, сорванного собственного голоса, — и песнь зазвучала яснее, приближаясь, — и вот Финдекано уже стоит у подножия горы, и ветер треплет черные пряди его волос ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, перевитые золотыми нитями.

…пока преданный не простит предательство…

— Финдекано…

Песня замолкла; Фингон кусал губки, в немощной растерянности смотря на того, кто был его другом.

— Прости… меня. — Майдрос не узнавал собственного ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова голоса. — Корабли… я не помешал папе… убей…


«Впервые мы узрели творения Манве Сулимо, подобные большущим соколам либо тучам, сулящим грозу, в тот год, когда свершилось предсказанное Нелъофинве и кандалы Силы были сняты с ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова него; ибо Финдекано, которого он кинул, не воспротивившись сожжению кораблей, вызнал о пленении Нелъофинве и пришел, чтоб высвободить его. И Очевидец Манве именованием Соронтур перенес Финдекано на гору, где прикован был Нелъофинве ГОБЕЛЕНЫ: Оковы - Наталья Васильева, Наталья Некрасова; но нечем было разомкнуть кандалы Нелъофинве, поэтому Финдекано отсек ему кисть правой руки. И Очевидец Манве унес обоих прочь от Гор Ночи…»



glossarij-asimmetriya-informacii-uchebno-metodicheskij-kompleks-rostov-na-donu.html
glossarij-ekonomika.html
glossarij-informatika.html