ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца

^ ГНЕВ И МЯГКОСТЬ

Адриан ван Кам – практикующий психотерапевт-экзистенциалист, доктор психологии и рукоположенный католический священник; основоположник Института формативной духовности при институте Дюкесна, издатель "Исследовательских работ в области формативной духовности" (ранее "Гуманитас"). Написал более 20 5 книжек ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, посреди их: "Искусство экзистенциального совета", "Религия и личность", "Экзистенциальные базы психологии" и "Мистерия преображенной любви".

Цель нашей статьи – уяснить, каким образом мы могли бы лучше жить и ощутить людскую мягкость ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, достигающую наивысшего уровня у нас самих и у других людей в мягеньком присутствии.

Слово "мягкость" показывает на особенное отношение. Такие выражения, как "мягенький жест", "мягенький подход", молвят о поведении человека, выражающем некое ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца внутреннее чувство либо отношение. Можно также гласить о "джентльмене" как о "мягеньком человеке". Задумайтесь об этом британском слове: оно будто бы показывает на то, что мягкость может стать соответствующим признаком человека в целом ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, а не обычным свойством неких его проявлений. Мягкость бывает неизменным отношением, влияющим на личность и модифицирующим ее. Мягкость ясно ориентирована на что-то либо на кого-либо; она предполагает особенное отношение человека к для ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца себя, к другим людям, к вещам. Что все-таки вызывает мягкость? Обычно мягкость вспыхивает по отношению к чему-то такому, что драгоценно, но уязвимо. Все, что кажется хрупким и ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца уязвимым, но в то же время драгоценным, каким-то особенным образом вызывает мягкость: нездоровой человек, ребенок, беременная дама, жертва злосчастного варианта, все маленькое и в некий мере драгоценное – малыш, новорожденный щенок, древняя ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца дама, изможденная возрастом и заболеваниями. В то же время нечто огромное и массивное также способно вызвать мягкость. Человек может ощущать мягкость к руководителю большой компании, который шумит, но никому не причиняет вреда. Тут мягкость вызвана ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца не впечатляющей функцией и властью управляющего, а уязвимостью внутренней привлекательности, сокрытой под фасадом силы. Величие вызывает мягкость до того времени, пока оно показывает на уязвимость укрытых драгоценных свойств, которые, как нам ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца понятно, являются более глубочайшей соответствующей чертой данного человека. Ибо за силой каждого из нас прячется личность, которая нуждается в любви, осознании, сострадании.

Все незапятнанное, незапятнанное, безгрешное также может пробудить чувство мягкости ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, так как его тонкость кажется настолько хрупкой и открытой для загрязнения: броский и умопомрачительный идеалист, невинная любознательность малыша, внезапная спонтанность девушки-подростка вызывают у нас мягенький подход к ним. В конце концов, все ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца красивое в состоянии сделать нас мягенькими, так как мы ощущаем, как просто его попортить: таковы совершенство картины, сиянье людского лица, привлекательность свежайшего цветка. В этих и многих других случаях краса ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца трогает нас и вызывает мягкость.

Могу ли я быть мягеньким с самим собою? Из всего того, что мы открыли о мягкости, явствует, что я могу быть мягеньким с самим собою, если ощущаю себя сразу ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца драгоценным и уязвимым. На ежедневном опыте я удостоверился, что не всегда бываю верен для себя. Много раз я ощущал разочарование в самом для себя, ощущал, что мешаю расцвету собственного наилучшего "я". Практически я ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца нередко оказывался предпосылкой собственного величайшего расстройства. В большинстве собственном люди не склонны относиться с мягкостью к этому разочаровывающему их "я", так как не могут глядеть с любовью на ту драгоценную личность, которой ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца они призваны быть. Они либо относятся к ней флегмантично, либо отрешаются созидать свои недочеты и ограничения. Когда они осознают, какой хрупкой и уязвимой оказывается их драгоценная суть, они реагируют на это обидой ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, отчаяньем, гневом. Схожее самоотчуждение не содействует появлению мягкости по отношению к себе. В такие моменты мне охото подстегнуть себя, чтоб войти в форму; я чувствую, что должен свирепо дисциплинировать себя ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, запамятывая, что при всем этом могу разрушить свою более узкую чувствительность и привести к молчанию наилучшее "я".

Что все-таки это за другое "я", которое относится ко мне настолько свирепо? Это ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца глас моей гордости и озабоченности, рвение смотреться лучше в собственных очах и в очах других людей. Я не принимаю ту ограниченную, но драгоценную личность, которой могу быть. Я спрашиваю себя только о том, что могут ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца помыслить обо мне другие, как я мог бы выйти в верхи общества, даже за счет того уникального потенциала совершенства, которым вправду обладаю.

^ Мягкость как образ жизни

Часть прошедшего лета ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца я провел за писанием статьи. Мое решительное намерение окончить дело, развязаться с ним вызвало у меня чувство напряженности и натянутости. До того как идти далее, я начал гласить для себя: "Сейчас постарайся делать ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца работу с легким разумом!" Так я и постарался сделать. Я принялся размышлять над темой без напряжения, задумчиво читать относящийся к ней материал. И только тогда я ощутил себя готовым написать несколько параграфов либо страничек ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца. Когда работа начинала вызывать утомление, я бродил по близкорасположенному парку, смотрел на цветочки, смотрел за возней игравших в пруду уток. Я старался не доводить себя до потрясения, до напряжения либо лишних усилий ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца; не пробовал я также немедля достигнуть в работе каких-либо результатов. Я был уверен, что тема сама заговорит со мной в необходимое для нее время, если я буду держаться тихо и открыто ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, если пристально отнесусь к намекам, неожиданным ассоциациям, проблескам прозрения. Усердное чтение и размышление в какой-то момент должны могли быть показать мне главные нюансы рассматриваемого мной вопроса.

Итак, я положился на естественный ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца ход событий, сохраняя при всем этом внутреннюю свободу; я время от времени закрывал книжки, переставал печатать на машинке, отбрасывал черновики, чтоб насладиться солнечными лучами в саду либо приятным ветерком ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца на дорожках парка. И этот новый метод подействовал. Равномерно я смог ощутить, что у меня появляются новые идеи, возникают нужные слова. Мягенькая напористость моего внимания к теме и ее выражению оказалась достаточной для того ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, чтоб статья была написана.

Сначала я подходил к задачке с настоятельным рвением поскорее окончить работу. Сейчас же я доверился успокаивающему действию мягенького образа жизни. Я мог практически осязаемо увидеть, что голова освободилась от ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца давления, а от мускулов вроде бы отхлынуло напряжение. Я больше не ощущал напористого желания вынудить вещи действовать по-моему, не приказывал собственной теме на данный момент же проясниться. Я наслаждался тем, что ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца оставался всего только самим собой в каждый данный момент, наслаждался способностью пройти такую часть пути, которая не превосходила моих человечьих сил. Я не заставлял себя к большей продуктивности, не заставлял себя стать ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца умнее либо резвее работать, а делал то, что было может быть при разумном виде действий и без напряжения. Ушла озабоченность по поводу того, чтоб ускорить процесс работы, а в самую работу просочился ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца дух благожелательности.

В других случаях я испытывал совсем обратные чувства. В такие времена я отчаянно старался выиграть время; я ощущал, что мне необходимо выполнить работу как можно резвее, при этом сама ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца тема не игралась в этом никакой роли; я не давал ей способности как надо показать себя. Я пробегал очами статьи и книжки, не позволяя им по-настоящему подействовать на меня ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца. Тема гласила; но я не мог расслышать ее, так как не подходил к ней мягко, как надлежит подходить вдумчивому человеку. Многие странички были полны значения – но не для меня. Заместо того чтоб открыть это значение ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, я собирал поверхностную информацию с предельной скоростью; у меня не оставалось времени, чтоб погрузиться в нее, чтоб сделать ее частью меня самого, воссоздать ее по-своему.

Для процесса мышления и для ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца четкого выражения мысли значительно принципиально время. Благожелательность позволяет времени течь собственной вереницой. А я волновался о том, чтоб выиграть время; я печатал свою информацию, как репортер в публичном зале, в спешке не ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца думая ни о том, какие люди будут ее читать, ни о том, какие люди окружают меня и каковы их нужды.

В противоположность такому подходу благожелательность открывает меня тому, что могут мне сказать люди ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, действия и вещи, также тому, чего они обоснованно ожидают от меня. Я разрешаю этим людям и вещам изменяться и повлиять на меня в согласовании с этой переменой. Мягкость представляет собой ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца отношение невмешательства в купе с терпеливым пребыванием с самим собой либо с лицом, задачей либо неувязкой, в которые я вовлечен.

Я могу оказаться серьезно занят какой-либо неотложной задачей, вроде писанья статьи, организации ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца какого-то дела, борьбы за его воплощение, – и все таки оставаться при всем этом внутренне мягеньким. Для этого существует одно условие: сохранить настроенность на свое реальное "я" и на подлинные актуальные ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца ситуации, не становиться арестантом собственных проектов либо финала собственной задачки. Нереально добиваться чего-то такового, чего я не в состоянии достигнуть, не выбиваясь из сил. Подобные усилия приводят меня к износу ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца; я переживаю горьковатое разочарование, когда оказываюсь не в состоянии достигнуть каких-либо целей, очень для меня больших; и если даже я их достигну, результатом все таки возможно окажется разочарование – я так опустошу ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца себя гневной борьбой, что уже не буду способен порадоваться успеху. Он, может быть, покажется ничтожным в сопоставлении со всем, через что я прошел, чтоб сделать его достижение реальностью. Очень длительно воспользовался я собственной жизнью всего ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца только как орудием для воплощения каких-либо целей, имеющих стоимость в очах других людей.

В противоположность этому мягкое отношение оставляет место зачем-то большего, ежели обычная полезность. Когда я, заместо того ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца чтоб быть мягеньким, оказываюсь планомерным, я программирую свою жизнь; вещам, каковы они есть, не позволено появляться передо мной. Планомерный человек втискивает хоть какое переживание в плотную небольшую коробку, перевязанную неразрывными нитями. Его разум ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца становится складом таких крохотных воздухонепроницаемых отделений; он не позволяет никакой новейшей ситуации прикоснуться к содержимому собственного склада; он устроил дело так, чтоб потерять свою способность быть с вещами вроде бы впервой. Он ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца движется по жизни, как запрограммированный компьютер, лишенный какого бы то ни было чувства удивления.

Мягенький человек более свободен. Он может принимать себя и мир такими, каковы они есть, так как ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца ощущает себя вправе оставаться самим собой и с той же благожелательностью предоставляет вещам возможность свободного существования. Меж ним и его актуальной ситуацией заключено дружественное соглашение. Он не ощущает необходимости подталкивать себя вперед либо ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца задерживать сзади. Если он не чувствует легкости в том, что делает, он может отложить дело до другого раза, когда появится возможность полностью отдаться ему с большей готовностью. Если ситуация просит, чтоб он ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца продолжал неотложную работу невзирая на свое нежелание, он мягко делает то, что не терпит отсрочки. Он не разрешает для себя терять равновесие из-за неидеального результата вследствие неподходящего момента. Он просто берется ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца за дело; будучи мягеньким, он никогда не проявляет силу по отношению к вещам либо ситуациям; но он никогда не потерпит, чтоб кто-то другой поступал схожим образом с ним либо с другими ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца людьми, если у него имеется возможность отразить эти притязания. Все люди, действия и вещи, какими бы малозначительными они ни были, вызывают у него почтение. Лозунгом мягенького человека полностью могли бы стать слова: "Я ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца никогда не должен прилагать к вещам силу".

Когда я живу в стиле мягкости, я могу открыть еще нечто. Оказывается, благожелательность успокаивает и утихомиривает жадность и злость "я". Тогда приведенное к молчанию "я ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца" позволяет мне центрировать себя. Иметь сильное "я" полезно, но центрировать свою жизнь только по этому "я" вредоносно: тогда алчность и самонадеянность могут поглотить всю мою жизнь. Я буду так ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца занят, поддерживая свое "я", сохраняя его возвышенным, разумным либо удачным, что у меня не остается времени для мягенького воспитания собственных более глубочайших ценностей.

Неважно какая настоящая благожелательность смягчает "я" – и не за счет ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца ослабления его силы, а за счет уменьшения его надменности, неверной исключительности, претензий на высшую власть. А хоть какое уменьшение самонадеянности "я" делает меня более легкодоступным для жизни.

^ Мягкость и злость

Мягкость ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца остается основным условием здоровой жизни. Могу ли я тогда допустить в собственной жизни проявление чувства злости? Как быть с нападениями, с наступательными действиями, с чувством гнева?

Брутальные чувства могут быть бодрствующими и гуманными ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, могут поддерживать в нас состояние живости и динамичности в таких ситуациях, где требуется резкий и резвый подход. Я могу неверно считать все брутальные чувства недостойными человека, могу начать подавлять свое понимание ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца гнева и злости, возникающих у меня. Правильно, что практически все люди, которые желают жить мягенькой жизнью, испытывают затруднения во отношениях со своими брутальными эмоциями. И я тоже не склонен мириться с этими эмоциями ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца; я отбрасываю их, заместо того чтоб переработать. Не решаясь созидать в их людские чувства, каковыми они и являются, я могу осуждать их, созидать в их нечто недостойное меня, несовместимое со мной. И ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца за такое отрицательное отношение я плачу очень высочайшей ценой.

Я могу не только лишь опровергать злость, что само по себе неверно; я могу даже опровергать свою способность быть брутальным, так как злость ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца устраняется из моего понимания так же стремительно, как возникает в нем. Энергичное угнетение не может покончить с злостью; я умею скрывать ее, но никогда не бываю в состоянии повредить этот потенциал собственной ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца природы и его неминуемое выявление. Я способен замаскировать свою злость мягкостью, но она все-же выходит на поверхность, как заглушенное насилие. Другие люди ощущают, что моя мягкость – это притворство, имеющее целью ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца получить от их какую-то выгоду.

Такая маскировка злости, может быть, и не является с моей стороны сознательным обманом. Мои намерения могут оставаться добросовестными, мое желание быть мягеньким – подлинным. Притворством является отсутствие гнева, сокрытие ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца его, тогда как в реальности он существует. И я один оказываюсь жертвой такового безотчетного обмана. Может быть, я попал в эту ловушку поэтому, что очень стремительно и гневно подталкивал себя к роли ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца мягенькой личности. Я уклонялся от работы по улавливанию собственных яростных эмоций; мне не хотелось честно выносить их на свет, не хотелось терпеливо их переносить.

Мягкость не опровергает гнева и злости. Напротив ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, она помогает мне перенести даже неразумную злость, которую я до сего времени не был в состоянии преодолеть. Мягкость извлекает из этого несчастья смирение, а оно, в свою очередь, углубляет мягенький актуальный стиль. Мягкость ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца с самим собой помогает мне в подходящее время и в подходящем месте привести к правильному пути свое разумное негодование, выражая его без ненадобных оскорблений по адресу других людей. Она направляет ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца брутальные чувства к поверхности и никогда не оттесняет их в глубину.

Тяжело сохранить мягенький образ жизни, когда снутри меня прячется не нашедший выхода гнев. Загнанный под поверхность сознания, он отравляет мне жизнь. Брутальное чувство ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, будучи подавлено, не в состоянии расходовать свою силу уместно и равномерно. Все, что оно делает, устремляется вовнутрь и расцветает там, как сокрытая взрывчатая сила. Таковой образ жизни противоположен мягенькому; он извращает настоящую благожелательность ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца. Когда в конце концов сокрытая злость взрывается, этот взрыв оказывается неконтролируемым и разрушительным.

С самого начала нужно позволить гневу выйти на открытое место, израсходовать его уместно и равномерно, к примеру ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, в незамедлительной беседе с каким-либо неплохим другом. Такая открытость высвобождает нас от начинающегося гнева и дает возможность опять придерживаться мягенького образа жизни. После того как гнев был выявлен и рассеян применимым ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца образом, мягкость может стать более глубочайшей. Мягенький стиль должен составлять обыденный климат нашей жизни. Мгновенья гнева, выраженные правильным образом и с подходящим человеком, должны быть только интервалами в моем основном стиле мягенькой ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца жизни, преходящими инцидентами, не затрагивающими покоя глубинной области, где преобладает мягкость. Злость не должна стать неизменным стилем жизни; она оказывается только случайным событием, нужным в неких соц ситуациях для защиты собственных ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца прав, для защиты правды, для защиты той уникальной роли, которую я призван сыграть; она нужна также для психического облегчения, для сохранения чистоты мягенького образа жизни, для того, чтоб этот стиль не был загрязнен сокрытыми ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца брутальными эмоциями.

Расплата за угнетение гнева содержит в себе в конечном счете слабость психического и телесного здоровья, помехи общению с другими людьми, понижение работоспособности. Я должен принять свои чувства гнева и ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца злости и переработать их. Прозрение в эти чувства может высвободить меня для более мягенькой жизни и сделать доступными мои сокрытые энергии, таланты и возможности. Принятие более здорового взора на гнев и на угнетение ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца гнева будто бы в общем содействует улучшению здоровья мозга и тела.

Сейчас уже нужно разглядеть непосредственно, как нам следует открывать, выводить наружу, сублимировать и уместно выражать злость, не нанося вреда другим людям. До ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца сего времени мы только рассуждали об общей сопоставимости мягенького образа жизни с повторяющимися моментами гнева и негодования.

^ Мягкость и сублимация

Все люди испытывают гнев – и святые, и грешники. Потому чувство раздраженности ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, гнева, злости является таким же человечьим, как и чувства печали, удовольствия, любви, утомления, одиночества. Мягенькие люди сердятся, как и все остальные. Разница тут в том, что в их жизни гнев и злость ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца не являются доминирующими. Они могут случаем рассердиться; как правило это происходит в подходящее время и подходящим образом. Кажется также, что они лучше знают, как совладать со собственной злостью.

Рост настоящего ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца "я" не сводит на нет мою способность ощущать гнев либо злость; не уменьшает он и моей потребности как-то реагировать на это чувство. Рост помогает мне принимать свою злость как человеческое чувство, которое ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, непременно, существует. Не считая того, раскрывающийся дух человека докладывает каждой личности более широкий взор на жизнь. Конкретно в таковой перспективе я могу созидать в новеньком свете людей, действия либо вещи, которые ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца возбудили во мне гнев либо злость. Исходя из этого более широкого взора, мой гнев либо миниатюризируется и стихает, либо находит правильное выражение в яростной ситуации. Само же более обширное виденье рождено не в гневе, а ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца в мягкости.

Недостаточно просто владеть этим расширенным виденьем жизни; я должен также знать собственный гнев и его источник, так, чтоб можно было осенить и смягчить его этим философским либо религиозным виденьем. 1-ое ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца условие для сублимации гнева – знать полностью то, что я чувствую. Потом мне нужно узнать, почему я это чувствую. И только тогда в свете собственного мягенького виденья "я" и населения земли я смогу ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца сделать чего-нибудть по поводу того, что я чувствую. Мое яростное "возмущение кое-чем" может быть смягчено более глубочайшим чувством "чего-то". Все таки тяжело тихо осознать и принять тот факт, что ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца я чувствую гнев и злость. Неверная мысль о том, на что должна быть похожа жизнь, возможно, превзошла мое зрение и принудила меня ощущать стыд, вину либо озабоченность вследствие моей злости ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца – и это в таковой мере, что я не смею признаться себе в том, каким сердитым время от времени бываю. Даже когда я откровенно признаюсь для себя в гневе, который появляется у меня ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца в неких случаях, все еще возможно окажется сложным точно найти его начальный источник. Для этого нужно прозрение, размышление и терпенье.

Благожелательность и чувственная реакция. Все мы рождены со способностью чувствовать гнев либо мягкость. Обычно ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца такие секундные реакции не являются свободно избранными: мы подхватываем их от других людей за длительное время до того, как сможем заговорить либо в наилучшем случае осознать, что было сказано ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца яростно либо мягко окружающими нас людьми. Еще ничего не осознав, мы могли почувствовать яростные либо мягенькие настроения, чувства и поступки отца, мамы, братьев и сестер. Им не приходилось ничего нам разъяснять: мы обучались ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца от их прямо на месте, как действовать яростно либо мягко.

В детстве мы прислушивались к тому, как они реагировали на наши собственные чувства, в особенности на чувства злости либо мягкости, когда мы ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца осмеливались давать им выход. Может быть, мы оказывались так счастливыми, что рождались в таковой семье, где нам позволяли открыто выражать свои чувства, не подавляя их. Родные относились расслабленно и к нашей ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца нежности, и к нашей злости. Потом они также давали нам полную возможность знать, что ощущают они сами. Дома они делали таковой климат, в каком нам было просто выяснить, что ощущают они и ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца что ощущаем мы. Они реалистически принимали тот факт, что у людей могут спонтанно появляться различные чувства, не подлежащие незамедлительному контролю со стороны воли. В таковой семье каждый мог выразить то, что он ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца ощущает, не подвергаясь за это осуждению либо угрозам.

Результатом такового климата свободного самовыражения будет всеобщая мягкость, только спорадически пронизанная выражениями гнева и злости. Так как эти чувства выражаются при их первом появлении, и у ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца их не оказывается времени для внутренней перестройки во неожиданную вспышку либо взрыв. Слова недовольства становятся все более и поболее схожими на передачу инфы о том, что начинает строиться снутри. Другой ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца человек может принять эту информацию во внимание; тогда легче сохранить либо вернуть стиль мягкости. В таковой атмосфере мы рано обучаемся жизни, где полностью можно ощущать мягкость и любовь и так же может быть время от ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца времени ощутить гнев и злость.

Но, подобно большинству людей, я могу и не оказаться таким счастливым. Может быть, моя семья, моя школа, моя церковь, мои соседи страшились допустить появление ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца чувства гнева у себя либо вытерпеть яростные чувства, возникающие у других людей по отношению к ним. В итоге жизнь моих эмоций могла оказаться изувеченной. Я могу вырасти с таким опасением неприемлемости моих эмоций для хоть ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца какого другого человека, что не посмею разрешить им проявляться даже в присутствии людей, вправду меня поддерживающих. Я могу испытывать затруднения, когда чувствую и выражаю мягкость либо гнев перед моими реальными ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца друзьями.

Из такового положения есть один выход: я должен закончить ощущать одно, а действовать по-другому, когда ситуация не вызывает истинной необходимости в этом исходя из убеждений сострадания либо мудрейшей дипломатичности ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца. Чувствуя гнев, я не должен сладко улыбаться либо хранить темную замороженность. Заместо этого мне нужно научиться быть довольно кротким и смелым, чтоб дать возможность своим эмоциям выйти наружу – прямо, честно и просто, но в ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца то же время уместно, без разрушительных тенденций, если ситуация оставляет мне эту свободу выражения. К собственному удивлению, я увижу, что, когда научусь выражать свои чувства при их первом появлении тем, кому ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца могу доверяться, мне станет легче выражать их в умеренной и непосредственной манере; а это может вернуть атмосферу мягкости. Именно в этот момент, когда я отрицаю гнев либо притворяюсь размеренным, он может неописуемо ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца возрасти снутри; мое более глубочайшее "я" неспособно дальше просветлять и смягчать его. Мои верные друзья, не получая ни мельчайших указаний на то, что я схожу с мозга, могут неразумно подлить масла в огнь. Мое ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца отрицание и их недопонимание способны в конечном счете привести к брутальным взрывам и непродуманным проявлениям ярости, диспропорциональным случайной причине, которая в один момент, подобно искре, коснется моего накопившегося безумия ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца. Такие проявления в состоянии отравить атмосферу на долгое время.

Когда я чувствую гнев либо злость по отношению к отличному другу, доброжелательному члену семьи либо надежному знакомому, мне следует каким-то образом дать ему знать ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца об этом, так, чтоб он ощутил мое настроение либо чувство и сумел уместно принять его во внимание. Такая открытость поможет ему также ощутить доверие, когда я почти всегда нашего общения бываю с ним ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца мягеньким; равным образом, когда я чувствую гнев, мне не следует делаться прохладным и темным и лишать собственного внимания и привязанности друга либо товарища, на которого я сержусь.

Короче говоря, если я ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца вправду сердит, мне необходимо дать выход этому чувству по способности прямо и уместно, с полезностью для всех, кого затрагивает ситуация. Если же ситуация делает такое поведение неосуществимым, я могу, по последней ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца мере, побеседовать о данном случае с каким-либо другом либо понимающим меня знакомым. Если же таких лиц не окажется – и даже если они окажутся вблизи, -я все таки могу побеседовать об этом с самим ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца собой, выложить свои чувства на бумаге, сурово обойти целый квартал, хорошо поколотить боксерскую грушу либо совершить брутальный заплыв. Короче, я никогда не должен позволять гневу и злости храниться в закупоренном ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца виде и таким макаром обездвиживать мой потенциал заслуживающей доверия мягкости к для себя и к другим.

Когда гнев и злость проявились в открытую, я способен совладать с ними, способен осознать того, кто меня рассердил ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, осознать то, что меня рассердило, в свете моего более широкого виденья жизни и населения земли. В этом свете мой гнев может растаять, в особенности когда он окажется просто эгоцентрической эмоцией ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, полной духа соперничества, либо таким гневом, который основан на "я", просто подверженном опасности и не нашедшем, благодаря собственному росту, настоящей внутренней силы.

^ Облегчение гнева и рост в мягкости

Мягенькая жизнь лживого ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца человека не допускает чувства гнева; она не воспринимает его и пробует жить с ним, когда оно расслабленно спеет денек за деньком. Неверная мягенькая жизнь начинается с идеализированной картины себя самого: "С этого момента ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца я должен быть совершенной личностью, приятной, которую все одобряют". А подсознательно я могу прибавить к этому безупречному виду последующие мысли: "Если я никогда не буду сердиться, другие никогда не рассердятся на меня".

Я начинаю ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца строить свою личность по виду "неплохого парня", которого все обожают и уважают. Так как я живу этим образом, хоть какое зрелище гнева, даже самого слабенького раздражения, будто бы загрязняет ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца его. Почтение со стороны других – это путь к безопасности; в любом раздражении, которое я могу вызвать у соседей, чувствуется угроза мне самому.

За схожее актерство мне приходится платить гигантскую стоимость: я никогда не имею способности ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца быть самим собой. Неизменные пробы одурачить себя и других стоят колоссальной энергии. Я не расту в подлинно мягенькой жизни, а плыву по течению поверхностного вида приятного человека. Я не имею фуррора у ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца тех людей, которым, может быть, мог бы приглянуться в собственном начальном ограниченном виде; а на данный момент я им не нравлюсь, так как они не в состоянии узнать, кто ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца же я таковой по сути.

Как следует, существует только маленькая разница в том, буду ли я сохранять свои эмоции в закупоренном виде либо дам им выход, разбивая посуду, ломая мебель либо отшвыривая ногой какое-нибудь ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца бедное создание на моем пути. Таковой взрыв может высвободить меня от затаившегося снутри гнева; но он не содействует моему росту в мягкости. Напротив, я начинаю производить насильный образ жизни, делая упор ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца на моментальном облегчении гнева на этот момент; я пропускаю тот факт, что повторное действие, исходящее из злости, совершаемое в течение огромного количества таких "данных моментов", будет оказывать долгое воздействие на мою жизнь. Вознаграждаемый ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца приятным чувством облегчения, испытываемым каждый раз после того, как люди перенесли мой гнев, я могу ощутить желание в последующем случае, порожденном давлением гнева, стать даже более брутальным. Каждый раз, когда я ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца действую исходя из не ограничиваемой злости, мое внутреннее противодействие гневным вспышкам снижается.

Неумеренный выброс гнева может также означать, что мне нужно переработать его и выразить, до того как я испытаю ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца облегчение. Остатки этого переработанного гнева и его выражения остаются в моей памяти, в моем воображении. Такие остатки делают меня более чувствительным к мельчайшим катализаторам гнева. После многих переживаний я становлюсь более легкодоступным ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца для яростных вспышек, я способен резвее подорваться. До того, как я усвою это, я стану сердитым, запальчивым человеком, часто предающимся досадным фантазиям и восприятиям, которые держат меня на грани взрыва. Я всегда выискиваю оскорбительные ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца слова, оскорбительные для меня поступки. Мой гнев вспыхивает по самому жалкому поводу. Такая настроенность делает неосуществимым мягкое, непосредственное отношение к для себя и к другим.

Зрелый человек никогда не держит гнев ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца закупоренным, да и не выражает его в необузданных брутальных словах и действиях. Сначала я, может быть, не сумею впору рассеять накопившийся гнев. Потому гнев может скапливаться, результатом чего оказывается хроническое мышечное напряжение. В таких ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца случаях время от времени можно советовать освободиться от гнева, дать ему выход, толкнув ногой какой-либо старенькый стул, обежав вокруг квартала либо разрешив для себя подорваться в присутствии неплохого друга. Но мне ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца следует осознавать, что это только чрезвычайный случай, исключительное выражение чувств, которому нельзя предаваться; по другому его повторения могут отвратить меня от мягенького образа жизни.

Как мы произнесли ранее, нам не ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца следует сохранять закупоренными чувства гнева, играя роль "приятного человека", который никогда не сердится. Так разве мы не противоречим для себя, предостерегая против брутальных действий, исходящих из схожих эмоций? Нисколечко, если мы вспомним ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца различия меж словесной злостью и разговором о собственных эмоциях.

Если я нападаю на кого-либо словесно, если я нападаю на него действиями, я создаю себе, для него и для окружающих сильные катализаторы большой злости ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца; я создаю атмосферу гнева и злости. Когда же я просто описываю свои чувства, к примеру, говорю: "На данный момент я по-настоящему сержусь!" – это другое дело. Сказать другому о том ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, что я сержусь, – информативное действие. Оно способно прояснить атмосферу меж нами. Мое добросовестное сообщение может посодействовать ему вовремя понять, что он по неосторожности, нечаянно оскорбил меня, обидел мои чувства; наименее возможно ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца, что он оскорбит меня снова. Я могу даже ощутить себя лучше, когда моя информация побудит его объясниться со мной, убедить меня, что он не имел реального намерения меня оскорбить.

^ Мягкость, гнев и поболее обширное виденье ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца

Наилучший метод иметь дело с чувством гнева – это поднять его в свет трансперсонального виденья. Такое движение подразумевает уменье выудить относительный нрав предметов собственного гнева и злости, т.е. разглядеть их в более ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца широкой перспективе.

Только трансперсональный горизонт окажется довольно массивным, чтоб успокоить бурное море яростных эмоций, когда я вправду сделал этот горизонт своим своим в течение длительного периода времени. Я должен сделать ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца живой мир значений, который сумел бы с течением времени уменьшить преобладающую силу гнева и злости. Трансперсональный горизонт проявляется во мне как финал повторных мгновений сосредоточенности на трансперсональных правдах и ценностях, – и он становится ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца живым пониманием.

В то же самое время мне нужно медлительно выработать другую привычку, которая также должна стать для меня 2-ой натурой. Это привычка связывать возникающие у меня эмоции при взаимодействиях с людьми ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца с проявляющимся во мне трансперсональным горизонтом, с горизонтом, который открывает меня для населения земли, для истории, для космоса. В таковой встрече эмоции в какой-то момент теряют свою силу и способность ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца всасывать меня; все наименее и наименее возможно, чтоб я покраснел от ярости. Таким макаром зрелый человек до некой ступени преодолевает саморазрушающую силу неудержимого гнева. Больше ему не приходится уклоняться от подлинного энтузиазма к ГНЕВ И МЯГКОСТЬ - Пробуждение сердца другим людям; не приходится ему и опровергать свои чувства. В свете трансперсонального виденья он отводит чувствам подобающее им место.




^ Глава 10 Роджер Уолш

gnoseologiya-teoriya-poznaniya.html
gnosticheskie-zritelnie-rasstrojstva.html
gnozis-i-praksis-i-ih-narusheniya.html